Чиновникам компенсируют падение доходов населения

Первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко принесла радостную весть многотысячной армии чиновников. Фото РИА Новости

Минфин анонсировал очередную программу повышения зарплат чиновникам. Правда, в ведомстве первого вице-премьера Антона Силуанова это называют реформой госслужбы, которая должна привести к сокращению количества чиновников. Эксперты опасаются, что сокращать будут незанятые ставки или технический персонал. При этом есть опасность, что в качестве ориентиров конкурентоспособности зарплат чиновники будут брать уже не только частный бизнес и экспортно ориентированные сырьевые компании с госучастием, но даже и зарубежных коллег из самых развитых стран.

Минфин России анонсировал программу поддержки чиновничьего населения страны.  В следующем году власти начнут масштабную реформу государственной службы, рассказала первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко, выступая на коллегии казначейства во вторник. По ее словам, в 2020 году число сотрудников территориальных органов власти планируется сократить на 5%, а в 2021-м – еще на 10%. За этот же срок под сокращение подпадут 10% служащих центрального аппарата.

Вся реформа задумана для повышения зарплаты госслужащих. «Это делается для того, чтобы в том числе найти ресурсы для изменения системы оплаты труда», – пояснила Нестеренко, подчеркнув, что размер фонда оплаты труда (ФОТ) при этом не изменится. Она заявила, что перед правительством стоит задача повысить зарплаты служащих до конкурентного уровня в экономике. По словам Нестеренко, планируется поднять постоянную часть оплаты труда госслужащих до 60% от ФОТ, снизив плавающую стимулирующую часть до 40%. Как отметила замминистра, «сейчас эта пирамида перевернута».

На фоне падающих пятый год подряд доходов населения, которым не помогли даже вливания бюджетникам в рамках реализации предыдущих майских указов президента Владимира Путина, и продления на пять лет пенсионного возраста, что власти объясняли трудностями с пополнением бюджета, планы повышения довольствия чиновников, мягко говоря, могут вызвать недоумение общественности.

Зарплаты чиновников резко ушли в отрыв от средних по экономике еще в начале нынешнего десятилетия. В 2013 году зарплата чиновников росла втрое быстрее, чем у остального населения, и таким образом разрыв в доходах госслужащих и среднего россиянина впервые стал почти трехкратным (см. «НГ» 30.12.13).

При этом власти постоянно говорили о том, что повышение зарплат чиновникам будет сопровождаться сокращением их числа. Еще в 2002 году Владимир Путин говорил о необходимости создания «эффективного, компактного и работающего» госаппарата, в 2003 году стартовала административная реформа, тогда  общее количество чиновников составляло 1,3 млн человек. Летом 2018 года Минфин сообщал, что впервые с 2014 года их количество выросло на 5,2 тыс. человек, но в стране опять около 1,3 млн сотрудников федеральных, региональных и муниципальных органов.

Процесс ускоренного повышения оплаты труда чиновников начался в 2012 году, а в 2014 году резко, до 250 тыс. руб., выросли зарплаты министров, депутатов Госдумы. Средняя зарплата гражданских служащих в федеральных органах власти в том году составила 109,1 тыс. руб. 

С учетом того, что средняя зарплата по экономике в том году составляла 32,6 тыс. руб., получалось, что у чиновников зарплата в 3,3 раза больше. По данным Росстата за 2016 год, средняя зарплата федеральных служащих составила 115,7 тыс. руб., а региональных – 45 тыс. руб.

В сентябре 2018 года стало известно, что российским чиновникам опять резко повысят зарплату. По информации СМИ, в 2019 году на это предполагалось выделить 138,6 млрд руб., в 2020-м  – 208,9 млрд, в 2021-м  – 284,4 млрд. Ранее Центр стратегических разработок (ЦСР) предлагал до 2024 года сократить почти на треть госаппарат и расходы на него. По его расчетам, сейчас 148 чиновников обслуживают 10 тыс. населения, а стоимость госуправления составляет 2,8 тыс. руб. в год на гражданина.

Эксперты по-разному оценивают «конкурентоспособность» зарплат российских чиновников, и отношение к росту их благосостояния тоже практически диаметральное. От мнения сократить количество и, значит, бюджетные расходы на них в разы до необходимости рассмотреть западные образцы.

Ведущий научный сотрудник Центра технологий государственного управления ИПЭИ РАНХиГС Елена Добролюбова считает, что под конкурентным уровнем зарплат для чиновников подразумевается необходимость сопоставлять их с уровнем оплаты труда по аналогичным должностям в частном секторе. «Если сравнивать даже по группам должностей (руководители, специалисты, обеспечивающие специалисты), то в территориальных органах уровень оплаты труда госслужащих неконкурентоспособен, в центральных аппаратах средний уровень оплаты труда специалистов на госслужбе также ниже, чем для специалистов в Москве», – сказала она «НГ».

По данным Росстата, в 2018 году среднемесячная начисленная зарплата гражданских служащих в федеральных государственных органах составила 126,6 тыс. руб. (рост на 5,4% по сравнению с 2017 годом). Ведомство отмечает, что в 49 федеральных министерствах, службах, агентствах (73,1% от их общего числа) уровень зарплаты был ниже, чем в среднем по экономике города Москвы (105,0 тыс. руб.).

«По ряду позиций, допускающих возможность межстрановых сопоставлений зарплатных доходов, российская государственная служба проигрывает государственным бюрократиям развитых стран, – продолжает Добролюбова. – Например, в 2015 году в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) среднегодовая оплата труда таможенного инспектора превышала ВВП на душу населения в 1,6 раза, налоговых инспекторов – в 1,7 раза. Для России эти соотношения существенно ниже: 0,89 для служащих таможенных органов и 0,98 – налоговых органов».

«Мы здесь видим борьбу за качество людей, которые продолжат работу на чиновничьих должностях. Их уровень зарплат и должен быть выше среднего по региону, и если зарплату им постоянно не подтягивать, то у самых способных из чиновников и будет постоянно побудительный мотив сменить сферу деятельности – например, поискать работу в частной компании, где может быть стабильности меньше, но материальных перспектив больше», – поддерживает меру Минфина шеф-аналитик компании «TелеТрейд» Петр Пушкарев. По его мнению, повышение зарплаты госчиновникам – это гораздо более конкретный, чем митинги на улицах, путь борьбы если не с коррупцией в действительно крупных размерах, с откатами, то хотя бы с ежедневной рутинной, что называется, мелкой коррупционной составляющей, попыткой вымогать деньги или «подарки» у посетителей за решение сравнительно простых вопросов – чтобы «компенсировать» свои не успевающие за инфляцией легальные доходы, получаемые от государства.

Аналитик компании «Финам» Алексей Коренев, однако, считает, что сравнение зарплат наших чиновников с их коллегами в США и Западной Европе некорректно. «Тогда придется сравнивать и результаты их труда, причем выраженные в конкретных цифрах роста экономики и улучшения качества жизни населения», – сказал «НГ» Коренев. По его мнению, сокращение численности аппарата чиновников – мера полезная, но проводить ее надо гораздо радикальнее. «Сокращать надо бы не на 10%, а в разы (хотя бы по примеру тех же западных коллег, на зарплаты которых у нас так любят ссылаться законодатели). Но есть опасение, что сократят, как обычно, уборщиц и буфетчиц», – говорит эксперт. 

Эксперты также оживленно обсуждают и «переворот» пирамиды «плавающей» и гарантированной части оплаты труда чиновников. На фоне введения коэффициентов эффективности и разговоров о необходимости внедрить проектные методы работы, переход на меньшие «плавающие» выплаты выглядит как нонсенс, ведь постоянную часть чиновник получает грубо говоря «за посещение офиса».

«Происходящее в кулуарах, комитетах и головах наших законодателей для меня полная загадка, – говорит в связи с этим Коренев. – Озвучиваются одни темы, затем другие, противоречащие первым, затем третьи, корректирующие две первых, затем начинается практическая реализация, не имеющая ничего общего с тем, что озвучивалось ранее и т.д. Создается ощущение, что какой-то строго выверенной и продуманной стратегии попросту нет – большинство решений принимается спонтанно, без согласования между собой, без оценки влияния последствий на различные сегменты экономики и разработки механизмов реализации. Трудно комментировать такие вещи».

Елена Добролюбова поясняет, что стимулирующая часть снижается не радикально. «Согласно исследованиям РАНХиГС, доля переменной части оплаты в территориальных органах федеральных ведомств составляет 38% ФОТ, а в центральных аппаратах – 48%. При этом до сих пор не издан единый нормативный акт о премировании и ином материальном стимулировании госслужащих. Порядок, объем, периодичность премирования и начисления стимулирующих выплат отнесены к дискреционным полномочиям федеральных государственных органов: каждое ведомство регулирует эти вопросы самостоятельно. В большинстве органов власти (за исключением Федерального казначейства, ФНС России и некоторых других) отсутствует жесткая привязка размеров премий к показателям результативности деятельности. А недостижение целей и ожидаемых результатов деятельности органа не является поводом к снижению (или невыплате) премий для его служащих. Отсутствует и ограничение по размеру премий в законодательстве о государственной службе. Рост уровня гарантированной оплаты труда позволит снизить влияние усмотрения руководителей на уровень оплаты труда, сделает ее более прозрачной для госслужащих», – говорит Добролюбова.

«Судя по всему, «плавающая» стимулирующая часть зарплат чиновников – это их премия. То, что им раньше могли и не платить, премируя только за «коэффициент полезного действия», теперь они просто перенесут в свои ежемесячные оклады, – сказал «НГ» руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра» Роман Блинов. – Я бы привязал уровень зарплаты чиновников к уровню средней по стране и не повышал её до тех пор, пока не будет достигнут уровень ВВП как, например, в Китае. Наверное, им очень хочется получать зарплату как в Европе или выше, но на всех чиновников уже того фонда оплаты труда, который есть на сегодня, явно не хватает и поэтому преследуют две цели – снизить поголовье чиновников (с помпой показывая всему народу, что тем самым власти борются за качество чиновничьего аппарата), ну и «перепилить» свой же собственный ведомственный ФОТ». Возникает вопрос, а зачем это нам всем надо, при том уровне численности и общем поголовье аппарата, всех наших «слуг народа» и так хватает с избытком, а снижение на 15% в течение двух лет кардинально ситуацию не изменит. Я бы предложил всех их приравнять к средней заработной плате по стране, а ещё лучше к прожиточному минимуму, ведь «макарошки не дорожают». И пусть сидят себе и в Совете Федерации, и в Государственной Думе и в поселковых советах по стране, и думают, а главное делают, то от чего жизнь среднестатистического россиянина становится лучше».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий