Для учителей важнее материальные стимулы, чем название должности

Для учеников не существенно, какой у них учитель – старший, ведущий или простой. Главное, чтобы он был учителем с большой буквы. Фото агентства «Москва»

Министр просвещения РФ Ольга Васильева упомянула в интервью «НГ» (см. «НГ» от 09.01.2019), что в школу возвращается наставничество. Как предусматривает Национальная система учительского роста (НСУР), карьера учителя пойдет как по горизонтали, так и по вертикали. При этом пока останутся и первая, и высшая категории, и заслуженные, и народные учителя. И даже методисты.

Хоть это и обидно звучит, но расти учителю в карьерной вертикали, по сути, некуда. Представить себе картину, что по истечении некоторого времени каждый учитель, желающий стать директором школы, однажды получает эту должность, – невозможно. Тем не менее возможность эта должна у педагогов быть, решили чиновники.

Разработка системы учительского роста (НСУР) идет уже несколько лет. Сначала было поручение президента страны Владимира Путина кабинету министров – «обеспечить формирование национальной системы учительского роста, направленной, в частности, на установление для педагогических работников уровней владения профессиональными компетенциями, подтверждаемыми результатами аттестации». Теперь до 2020 года в рамках уже государственного профстандарта работа над НСУР продолжится. 

На сегодняшний день озвучены три предполагаемые градации педагогов: ведущий учитель, старший учитель и учитель. Старший учитель, как объяснила нам сотрудник Федерального института развития образования (ФИРО) при РАНХиГС (одного из разработчиков НСУР) Наталья Родионова, – это не просто учитель, а теоретик и практик в одном лице. Тот, кто может в любой момент показать и рассказать, как грамотно выстроить образовательный процесс. Как правильным образом можно реагировать на ту или иную возникшую ситуацию. Как работать с детьми, в том числе и теми, кто занимается по адаптированной образовательной программе.

Это тот, кто будет координировать работу других педагогов, методически ее сопровождать и разрабатывать индивидуальные образовательные траектории с учетом особенностей учеников. Это тот, кто владеет передовыми педагогическими практиками. Он может провести эффективный урок в классе со смешанным контингентом учащихся, где наряду с другими обучаются дети с ограниченными возможностями здоровья. Что касается ведущего учителя, то это уже своего рода степень «мастера», практически высший пилотаж.

Таких учителей априори не может быть много. Возможно, это будет всего один учитель на всю школу. Он практически непререкаемо авторитетен не только для коллег, но и для родителей. Способен работать свободно, без профессионального выгорания. Может своим опытом и знаниями демонстрировать качественные результаты, в том числе показать, как работать по индивидуальной образовательной траектории. То есть ведущий учитель, или учитель-наставник, обладает всеми компетенциями старшего учителя, но кроме этого он выступает в роли некоего интегратора: он объединяет усилия педагога, логопеда, дефектолога, других специалистов и родителей для решения проблем детей, имеющих особенности развития. В каком количестве они будут в школе – зависит от самой школы.

Как объяснила «НГ» Наталья Родионова, лет 7–8 назад методическая служба в стране претерпела некие реорганизационные мероприятия. И фактически в том виде, в каком она была, она уже не работает.  Как считают чиновники, назрела необходимость внедрения некой нормативно-правовой базы в систему учительского роста. Тогда это даст возможность упорядочить критерии оценки профессионализма, привести их к общему знаменателю.

С помощью новой системы можно будет не просто констатировать профессиональную подготовленность учителя. Благодаря специальным методическим разработкам в ходе подтверждения своей квалификации учителя смогут осваивать новые методы воспитания и социализации учеников, уверены авторы нововведения. 

Аттестация, действовавшая ранее, позволяла лишь выявить уровень соответствия квалификации. Новый же метод, считают авторы НСУР, позволит учителю любого уровня продемонстрировать свои знания и опыт. И если специалист чувствует в себе силы и стремится к профессиональному и карьерному росту, то он может занять более высокую ступень вне зависимости от стажа работы. 

Если в какой-то школе еще остались учителя-методисты, то решение по ним будет принимать сам директор учреждения – автономию школ никто не отменял. (Вполне может случиться, что как раз учитель-методист и займет должность старшего учителя или ведущего.) Остается ли звание «народный учитель»? Отменять его пока никто не собирается по той простой причине, что таких учителей вообще мало от природы. Например, в Москве их всего девять. 

До внедрения новой системы в школе продолжают работать: учителя высшей категории, учителя первой категории и просто учителя. Первая группа в среднем охватывает примерно 18–20% педагогического состава, вторая группа – это 25–27%. И учителей без категории обычно подавляющее большинство – свыше 55%. «Перекочуют» ли все они со временем в новые категории, пока непонятно. Но большинство экспертов склоняются к мнению, что это случится. 

Вопрос встанет острее, когда выяснится, какие деньги и льготы будут стоять за новыми должностями. Допустим, сегодня многие учителя мечтают получить грамоту от Министерства просвещения РФ. Эта государственная бумага дает им некие преимущества в виде оплачиваемых льгот за коммунальные платежи. А что дадут новые должности учительству в материальном плане? Вопрос немаловажный…

Источник: ng.ru

Добавить комментарий