Китай готовится к тяжелым временам

Глава КНР Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян обсуждают экономические вызовы Китая.
Фото Reuters

Китай в этом году столкнется с более серьезными рисками и вызовами, чем в прошлом. Об этом в Пекине объявил премьер КНР Ли Кэцян. Китаю нужно приготовиться к «жесткой борьбе» – в том числе и с замедлением экономического роста. Стимулировать рост китайцы намерены через развитие инноваций и снижение налоговой нагрузки. Власти страны также обещают поощрять иностранные инвестиции в Китай, правда, пока не уточняют, как именно. Предлагаемые меры в целом похвальны, отмечают эксперты, ведь резкое торможение китайской экономики неминуемо скажется на спросе на углеводороды, что не сможет не отразиться на доходах российского бюджета.

«Полный анализ ситуации внутри и за пределами Китая показывает, что мы столкнемся как с еще более серьезными и сложными условиями при реализации целей развития, так и с еще большим числом рисков и вызовов. Мы должны быть полностью готовы к жесткой борьбе», – заявил Ли Кэцян на ежегодной сессии парламента страны – Всекитайского собрания народных представителей. Он также подчеркнул, что сложности, с которыми сталкивается экономика страны, не нужно недооценивать. В частности, он сообщил о замедлении темпов экономического роста. «На текущий год задачей является обеспечение роста экономики на уровне 6–6,5%», – заявил глава китайского правительства, отметив, что в прошлом году экономика страны также столкнулась со значительными внешними и внутренними негативным явлениями.

«На фоне усиливающегося понижательного давления на экономику принимаемые нами политика и меры должны обеспечивать стабильные ожидания, стабильный рост и структурные преобразования», – сказал Ли Кэцян.

К слову, темпы роста ВВП Китая по итогам 2018 года замедлились до минимума с 1990 года на фоне ослабления внутреннего спроса и под давлением торгово-экономического спора с США. ВВП Китая в 2018 году составил 90 трлн юаней (около 13,28 трлн долл.) – на 6,6% больше, чем в прошлом году.

И для того чтобы обеспечить экономический рост, Китай намерен сделать упор на политику внедрения инноваций и структурных преобразований. «В условиях меняющейся общей конъюнктуры мы намерены последовательно проводить политику интенсивного развития, обеспечивать макроэкономическую стабильность», – отметил китайский чиновник. 

Среди других стимулирующих экономический рост мер – снижение налогового бремени. В частности, он обещает облегчить налоговое бремя предприятий. Так, в 2019 году Китай планирует снизить налоговую нагрузку на предприятия на 2 трлн юаней, или 300 млрд долл. «Необходимо проводить как инклюзивную, так и структурную политику сокращения налогообложения, акцентируя внимание на смягчении налогового бремени обрабатывающей промышленности, малых и микропредприятий», – сообщил премьер. По его словам, с 16 до 13% будет снижена ставка НДС для обрабатывающей промышленности, для транспортной и строительной сфер она уменьшится с 10 до 9%.

К слову, это больше, чем ранее предполагали китайские СМИ. Так, газета China Daily со ссылкой на источник в Минфине КНР писала, что власти в 2019 году снизят налоговую нагрузку на 1,3 трлн юаней (менее 200 млрд долл.). В издании полагали, что успешная реализация намеченных планов позволит увеличить прибыль частных компаний в среднем на 2%.

Высокие темпы экономического роста КНР
остаются в прошлом. Фото Reuters

Отметим, ранее Главное налоговое управление КНР сообщало, что по итогам 2018 года Китай снизил объем взимаемых налогов и сборов на 184 млрд долл.

Кроме того, среди планов китайских властей – оптимизация государственного бюджета, применение финансовых механизмов с целью активизации деятельности сектора реальной экономики. Правительство также обещает проводить «гибкую стабилизационную монетарную политику», чтобы исключить возможность появления финансового кризиса.

Китайцы обещают прилагать и усилия по расширению внешнеэкономического сотрудничества, в том числе и за счет поощрения иностранных инвестиций. «Мы ослабим контроль над доступом к рынку, сократим негативный список (список ограничений. – «НГ») для иностранных инвестиций и расширим спектр областей, в которых смогут работать предприятия со 100-процентным иностранным капиталом», – заявил Ли Кэцян.

«Мы продолжим приводить свою политику в соответствие с общепринятыми международными правилами торговли, создавать справедливую рыночную среду так, чтобы китайские и иностранные компании на равных были вовлечены в справедливую конкуренцию», – продолжил он.

Заявления китайского премьера звучат на фоне неурегулированного торгового конфликта Китая и США, и уже в самой Поднебесной признают сложности с разрешением этого спора. В частности, министр коммерции КНР Чжун Шань отметил, что торговые переговоры между Китаем и Штатами проходят очень сложно из-за различий «в государственных системах, и культуре».

К слову, ряд аналитиков ожидают даже большего замедления в Китае. По оценкам Wood Mackenzie, темпы роста ВВП Поднебесной в 2019–2020 годах составят 6,1% и 5,9% соответственно. На этом фоне аналитики ожидают и более медленного роста спроса на нефть в стране. В текущем году спрос на черное золото в КНР, согласно их расчетам, может составить 13,2 млн барр. в день, что 0,3 млн барр. в день больше прошлогодних показателей.

Проблемы китайской экономики нарастают довольно давно. «Просто нынешние обострения торговых отношений с США обостряют и эту проблему», – говорит доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. Поэтому, продолжает эксперт, с одной стороны, отрадно, что руководство КНР об этом открыто говорит, но, с другой стороны, если Китай резко замедлится, то это приведет сначала к падению сырьевых цен, а потом может спровоцировать и мировой экономический кризис.

Для России же проблемы Поднебесной – это в первую очередь снижение спроса на сырье. «Колебания спроса на сырье в Китае тут же вызывают довольно сильные ценовые колебания. Мы продаем в Китай много сырья. И с учетом значимости китайского рынка если там будет действительно серьезное замедление экономики, то скорее всего цены упадут во всем мире, не только в Китае», – продолжает Хестанов.

«Мы зависим от экономического роста в Азии, потому что он формирует спрос на нашу нефть», – соглашается управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. 

Несмотря на замедление, КНР тем не менее предпринимает широкий спектр вполне своевременных и весьма продуманных шагов, отмечает аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. «Так, стимулирование внутреннего потребления позволит частично нивелировать торговые ограничения со стороны США. Снижение налоговой нагрузки на граждан и бизнес в итоге должно привести к активизации и потребительского спроса, и производственной активности. Кроме того, они ищут новых партнеров для сотрудничества, понимая, что выпадающие объемы торговли с США надо чем-то заменить», – перечисляет экономист.

Прямой связи между китайским ВВП и внешней торговлей России с Китаем не наблюдается, уверена часть экспертов. «С начала 2016 года двусторонняя торговля в помесячном разрезе устойчиво росла (с 3 млрд долл. в апреле 2016 до 9,12 млрд долл. в июне 2018 года). Если речь идет не о жесткой посадке, а о плавном замедлении роста китайской экономики с ориентиром снижения до 6% в течение нескольких лет, то значимых рисков для российской экономики это не несет. Особенно если учесть, что основной экспорт из России в Китай – это минеральное сырье, а спрос на него со стороны Китая только растет, несмотря на замедление темпов роста китайской экономики», – сообщает старший аналитик аналитического центра «Альпари» Вадим Иосуб. 

Продолжение темы 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий