Мир заговорил на языке новозеландского террориста

Представители разных общин выражали сочувствие пострадавшим мусульманам. Фото Reuters

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган очень странно отреагировал на террористический акт против мусульман в Новой Зеландии. 18 марта, на церемонии по случаю годовщины битвы при Чанаккале, турецкий лидер заявил, что его народ не позволит превратить Стамбул в Константинополь. «Теракт в Новой Зеландии – это сигнал определенных кругов, адресованный Турции. Враги мусульман показали, что продолжают нас ненавидеть. Мы готовы дать им отпор и громко говорим об этом в Чанаккале… Турецкий народ будет всегда жить на этих землях, он не позволит превратить Стамбул в Константинополь», – заявил Эрдоган.

Тем самым он ответил нацисту Брентону Таранту на его же языке. Как известно, террорист исписал автоматические винтовки, из которых он 15 марта убил 50 прихожан мечети и еще 50 ранил, именами и упоминаниями ключевых событий из многовекового противостояния христианской Европы и Османской империи. Надписи сделаны на разных языках. Там много славянских имен – военачальников, боровшихся за независимость балканских народов от османского владычества. Есть и полководцы, прославившиеся победами в Русско-турецких войнах XVIII века.

Как и многие мировые лидеры, Эрдоган мог бы осудить террориста с общечеловеческих позиций. Вместо этого он использовал риторику, созвучную образу мыслей таких экстремистов, как Тарант. Президент Турции избрал очень двусмысленный контекст для своих заявлений. Оборона пролива Дарданеллы во время Первой мировой войны имеет символическое значение для турецкой политической нации. В месяцы обороны подступов к Константинополю (позже переименованному в Стамбул) турки обрели воинскую славу в противостоянии европейской гегемонии, которую представляли войска британцев (среди которых, кстати, были подразделения из Австралии и Новой Зеландии) и французов. Эти события осознаются в Турецкой Республике как важная веха в противостоянии с Западом. В стране сняты кинофильмы о тех событиях.

Тарант, готовясь к своему злодеянию, проявил удивительное пристрастие к историческим штудиям и параллелям. Он распространил 73-страничный манифест, в котором объяснил свои действия необходимостью «защитить» европейские и западные народы, «белых людей», от миграции иноверцев. Среди жертв убийцы не случайно оказались в основном турки, нашедшие новый дом в Новой Зеландии. С большой долей вероятности можно предположить, что террорист сознательно выбрал в качестве цели своей атаки город с говорящим названием Крайстчерч.

Однако это не значит, что его можно назвать «христианским террористом» или что появился некий «христианский терроризм». Долгие годы у многих вызывало отторжение понятие «исламский терроризм». Кто-то искал подтверждения тому, что и у других религий есть свои радикальные течения, кто-то предпочитал утверждать, что терроризм не имеет религии, а те, кто совершает теракты от имени ислама, – оскверняют мирную религию. В манифесте Таранта намешано много всего: там есть и «христианский народ», и языческая Вальгалла. В общем, вполне ожидаемый набор из расистских идей, который отличает праворадикальных экстремистов.

Кто-то из этих неонацистов зациклен на ненависти по отношению к мусульманам, как Тарант, кто-то – на людях с иным цветом кожи, кто-то атакует еврейские общинные центры, как это случилось минувшей осенью в Питтсбурге (США), где от рук убийцы погибли 11 человек. Впрочем, евреев Питтсбурга нападавший тоже обвинял в «потворстве» иммиграции в США.

Не случайно, когда стало известно о нападениях на мечети в новозеландском Крайстчерче, в городе взяли под усиленную охрану также и синагоги, а во время стрельбы в трамвае в нидерландском Утрехте 18 марта сразу же закрыли и мечети, и христианские храмы. Правоохранители понимают, что насилие может исходить из любого источника и быть направлено на любой объект. Мотивы ненависти многообразны.

На этом основании после терактов в Новой Зеландии прозвучало много голосов политиков и общественных деятелей в пользу того, чтобы осудить насилие и терроризм вообще, без разбора на «своих» и «чужих». Представители разных религий высказывали мусульманам свое сочувствие. Говорят, еврейская община Питтсбурга направила пострадавшим в Крайстчерче материальную помощь.

Однако прошел первый шок, и, как часто бывает в подобных случаях, представители разных культур принялись вновь сводить счеты друг с другом. Один из таких сигналов пришел из турецкого Чанаккале. Не исключено, что его услышал тот, кто открыл стрельбу в Утрехте. СМИ указывают на его турецкое происхождение, однако мотивы злоумышленника неизвестны. Возможно, причины преступления бытовые, однако от выстрелов погиб отец студентов христианского колледжа, и у кого-то может возникнуть искушение рассматривать происшествие как еще один эпизод войны цивилизаций, на которую, как оказалось, настроен Эрдоган.

Сообщают, что новозеландский террорист Тарант отказался от услуг адвоката, чтобы на судебном процессе было больше возможностей рассказать публике о своих убеждениях. Так что язык ненависти еще даст о себе знать.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий