Мозг требует глюкозы

Ева еще могла соблазнить Адама яблоком.
 Лукас Кранах Старший. Адам и Ева.
1513–1515, Майнско-Франконский музей,
 Вюрцбург (Бавария, Германия)

У тети Клавы, нашей соседки по даче, ученый муж – химик дядя Витя. Неплохой, говорят, ученый. Работает на износ. Но только не в огороде на даче. Она как встретит меня – скажет для приличия два слова о погоде и урожае и давай жаловаться на своего ученого: «Хоть бы раз траву покосил – не допросишься! Хоть бы разок навоз разбросал! Ни разу за всю нашу совместную жизнь навоз не разбросал! Какой, а? Он у нас белая кость! Считает, что с землей возиться – работа не для ученого, а для людей попроще. Это, значит, я – человек попроще, ведь все одна гроблюсь, а он палец о палец… А у меня высшее педагогическое, между прочим! Что дает ему право…» И т.д. и т.п.

Дядя Витя – мужчина средних лет, с большими учеными залысинами, с животиком, с двумя подбородками и добрыми, немного сонными глазами. У него такой вид, будто ему скучно на этой земле, он весь устремлен в иной, молекулярный мир. День и ночь сидит на веранде за компьютером, что-то пишет, читает и пьет чай с блинами или оладьями с вареньем. Мозг требует глюкозы – так он свое пристрастие к сладкому объясняет. Химик – ему виднее. Когда смотришь на него – закрадывается мысль, что дачный фитнес на свежем воздухе пошел бы ему только на пользу. Впрочем, не наш муж, не нам и судить. А вдруг он тысячу и один блин съест и Нобелевку получит? Ученый человек, к чему размениваться на быт в ущерб науке? А тетя Клава все мечется по участку (у них 20 соток), окучивает, поливает, прореживает, сажает, собирает, заготовки делает. Витеньку зимой надо ведь кормить чем-то. Он варенье любит. А когда внуки приезжают, тетя Клава превращается просто в фурию: жарит, парит, печет, на стол мечет, посуду ледяной водой из шланга во дворе моет – у них и раковины нет. А дядя Витя внукам оперы включает на все садовое товарищество – и потом за блинами обсуждают, у кого тенор лучше, у кого бас. А сам иной раз, бывает, как запоет – подбородки задрожат, птицы умолкнут, заслушавшись, дачники шеи вытянут, через заборы пытаются выглядеть: кто это там заливается. В общем, многогранная личность.

И вот однажды поехал дядя Витя на велосипеде на рынок за сахаром для варенья и привез оттуда саженец яблони – антоновку. Очень он яблоки любит. А их дерево старое уже, нужна смена. Тетя Клава сначала удивилась, потом испугалась, потом взбунтовалась. Привез – сам и сажай, я возиться не буду, у меня внуки и т.п. и т.д. Дядя Витя поворчал, взял лопату и, обливаясь потом, ругаясь разными ненаучными словами, к вечеру все же посадил деревце и полил даже – пять ведер воды вылил. Чуть не умер – как сообщила тетя Клава с гордостью.

Вопреки ее прогнозам деревце прижилось. Через неделю поехал он снова на рынок и привез грушу. Груши слаще яблок – для мозга просто незаменимы. Посадил. Потом, правда, в Интернете прочел, что это южная груша, у нас редко плодоносит. Но хотя бы цвести будет, и то радость. Пустырь за домом давно уже пора начать облагораживать! Тетя Клава хотела было немного попилить его за бессмысленную трату денег на южные растения, но, как мудрая женщина, передумала. Хоть что-то человек сделал своими руками – уже слава богу. В следующий раз дядя Витя привез вишню – три куста. После оказалось, что это черешня, и у нас тоже нечасто вызревает, ну да что делать. Посадил. Затем еще одну грушу, по акции отдали! Посадил. В Интернете, правда, выяснил, что этот сорт поздний – к ноябрю поспевает, а в ноябре они уже на дачу не ездят. Ну что делать – я же вам не ботаник, я химик!

Все лето возил дядя Витя деревья и высадил целый сад. Похудел, похорошел. Статью написал новую, арии стал петь чаще обычного. И намного громче. Тетя Клава тоже расцвела, хвастается по соседям: «Прямо друид какой-то, а не муж у меня!»

– Но хватит уже деревьев, Витя. А как они все разом урожай дадут, что мы будем с этим делать?

– Ну, хоть последний кустик посажу, а? – спрашивает дядя Витя уже в конце августа, перед отъездом. Не может остановиться – вошел во вкус.

– Ну, кустик ладно уж, посади. Крыжовник.

А современного дачника этим не удивишь. Фото автора

Поехали вместе на рынок, тете Клаве нужно было банок для солений купить, она любила сама выбирать такую важную покупку, Вите не доверяла. Приехали, муж ее тут же нырнул в палатку «Сад и огород», а тетя Клава направилась было к банкам, но тут передумала и пошла за ним – захотела сама кустик выбрать. И что же за картина предстает перед ее удивленным взором? Прелестная загорелая брюнетка в коротких шортиках, лучезарно улыбаясь, протягивает Вите чахлый, подувядший уже куст:

– Виктор Павлович, это экзотический сорт крыжовника, без иголок. Он капризный, не всегда приживается и стоит дороже остальных. Но не колется! Представляете? Не колется!

– Ну, у меня все приживается, я ведь химик – вы забываете, душа моя! Без иголок – это то, что нужно. Я человек нежный, я иголок не терплю! Хоть кто-то меня колоть не будет дома! Упакуйте его, а когда принесет урожай, я обязательно заеду и угощу вас ягодами! Отметим!

– Да вы уже обещали нам целый пир, когда сливы, груши, яблоки, вишни созреют – буду ждать, Виктор Петрович, буду ждать! Повеселимся!

– А то! – улыбается дядя Витя и смотрит на брюнеточку влюбленными глазами. Так смотрит, что у тети Клавы в горле пересохло. Она глубоко вдохнула и грудью вперед между ними протиснулась:

– Ах, так это вы, душенька, моего лентяя в садовода превратили! А я-то думаю, чего он мне целую оранжерею насадил! Раньше, бывало, палец о палец…

Дядя Витя сконфузился, понял, что дело пахнет керосином, и поспешил представить тетю Клаву:

– Аллочка, это вот моя жена Клавдия, познакомьтесь.

Ну и прочие приличествующие в такой ситуации фразы. Насилу оттащил ее от брюнетки.

Тетя Клава потом эту историю всему нашему дачному поселку рассказывала в лицах. И не без удовольствия прибавляла, что все экзотические деревья зачахли, не пережили зиму. Почему-то это обстоятельство вовсе не расстраивало тетю Клаву, а напротив, доказывало, что брюнетка ее мужа надувала – подсовывала неликвид. Такие они коварные – эти брюнеточки.

Из всех деревьев выжила только антоновка. Виктор Петрович за ней теперь преданно ухаживает – окучивает, поливает, подрезает, вносит удобрения – по всей науке, отмеряет мерным стаканчиком пропорции – как истинный химик. По весне нежно покрывает известкой ее стройный стан. Любит свое деревце беззаветно. Наверное, тайно мечтает все же поехать угостить продавщицу плодами своих садоводческих усилий. Да только кого антоновкой в наших краях удивишь? 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий