Нужно ли менять Конституцию из-за «очернения» России на Западе

Фото сайта duma.gov.ru

Вице-спикер Госдумы РФ Петр Толстой предложил, выступая в нижней палате парламента: «Может быть, пора задуматься о том, чтобы в рамках обсуждения нашей 25-летней Конституции обсудить также вопрос о том, каким образом должен реализовываться пункт 4 статьи 15, в котором говорится о том, что международное право имеет верховенство над национальным». Толстой мотивировал это тем, что в международных парламентских организациях выдвигаются инициативы, цель которых – очернить Россию. Это касается Крыма, «давления» на страны Балтии и Украину, расследования убийства Бориса Немцова.

Призывы, схожие с предложением Петра Толстого, звучали и раньше. Например, в 2015 году глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин предлагал отменить приоритет международного права над национальным, назвав его «диверсией правового регулирования». Были и конкретные действия. В декабре того же года президент Владимир Путин подписал закон, наделяющий Конституционный суд правом признавать неисполнимыми решения международных судебных институций, включая Европейский суд по правам человека, которые противоречат законам страны. То есть отчасти Петр Толстой и его единомышленники ломятся в открытую дверь. Российский суверенитет уже надежно защищен от «недружественных» европейских парламентариев и их инициатив.

Пункт 4 статьи 15 российской Конституции гласит: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Это положение вовсе не кажется туманным, непонятным. Если Россия подписала какой-либо договор с другими странами, то она не может вдруг перестать выполнять его, ссылаясь на внутренние законы, принятые до или после. Государство вольно не заключать международные соглашения, если по каким-то причинам считает невозможным им следовать.

Петр Толстой, мягко говоря, преувеличивает, утверждая, что «в свое время мы фактически признали резолюции, доклады в адрес России важнее собственных решений». Никто не признавал доклады европейских парламентариев важнее внутренних российских законов. Конституция РФ вопреки заявлениям депутатов и чиновников не содержит скрытых механизмов, посредством которых «недруги» с Запада разрушают российский суверенитет или, цитируя вице-спикера Толстого, «диктуют нам, как жить, какими принципами и ценностями руководствоваться».

Пересмотр пункта 4 статьи 15 Конституции РФ едва ли имеет практический смысл. Российский парламент и при таком Основном законе устанавливает любые понравившиеся ему или спущенные сверху нормы, и сложно вспомнить случай, когда Запад одернул его или в чем-то помешал. Однако у призывов прояснить и уточнить положения Конституции есть смысл политико-идеологический. Партия власти обладает конституционным большинством в Госдуме, а по вопросам «западного вмешательства» ее всегда готова поддержать и системная оппозиция. Это удобный момент, когда можно придать собственному видению страны, ее внутреннего устройства и положения в мире статус базового закона. 

Обсуждение положений Конституции – не табу. Ее текст принимался довольно быстро, даже поспешно. Некоторые статьи Основного закона носят отпечаток событий 1993 года. Однако мотивы тех, кто думает менять Конституцию сейчас или пересматривать ее отдельные статьи, должны вызывать доверие. Предложения заняться Основным законом из-за очередного выступления кого-то из европарламентариев такого доверия не вызывают, кажутся популистскими и абсолютно конъюнктурными, продиктованными интересами части правящей элиты. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий