Почему Ангела Меркель поставит на темную лошадку

На фото Ангела Меркель и Манфред Вебер. Фото Sean Gallup/Getty Images

Одним из главных событий политического сезона в Европе, безусловно, являются предстоящие в конце мая выборы в Европарламент. По мере приближения они все более приковывают к себе повышенный интерес. Причина кроется не только в ожидаемом сильном выступлении евроскептиков и правых популистов, а также возможном неучастии Великобритании, но и в интриге с последующим формированием новой итерации европейских органов власти ЕС. Прежде всего его основного исполнительного органа – Европейской комиссии (ЕК).

Многих интересует, кто придет на смену нынешнему главе ЕК Жан-Клоду Юнкеру, срок полномочий которого истекает осенью. В качестве основного претендента чаще всего называется имя Манфреда Вебера, главы фракции одной из двух крупнейших политических сил в Европарламенте – правоцентристской Европейской народной партии (ЕНП).

До последнего времени этот немецкий политик был сравнительно мало известен широкой общественности. Бывший депутат ландтага Баварии, а также руководитель регионального отделения Молодежного союза Германии, в 2004 году он был избран в Европарламент от входящего во фракцию ЕНП Христианско-социального союза (ХСС), проделав путь от рядового члена до главы фракции.

Как по-настоящему значимая политическая фигура Вебер заявил о себе минувшей осенью, когда на прошедшем в Хельсинки съезде ЕНП был избран кандидатом от партии на пост главы ЕК. При этом он опередил выступавшего «на своем поле» бывшего премьера Финляндии Александра Стубба.

Именно победа на внутрипартийных выборах ЕНП, которая имеет хорошие шансы получить наибольшее представительство в новом Европарламенте (по прогнозам, 180–210 мандатов в 705-местном парламенте), наряду с прописанной в Лиссабонском договоре нормой учитывать результаты выборов при назначении главы ЕК заставили европейский политический истеблишмент пристальнее присмотреться к фигуре Вебера.

И первой это сделала федеральный канцлер Ангела Меркель. Несмотря на наличие более статусных кандидатур в представители Германии в новый состав ЕК (вроде министров экономики и обороны Петера Альтмайера и Урсулы фон дер Ляйен), она сделала ставку именно на Вебера. Причем в числе прочих причин поддержки Меркель кандидатуры Вебера называется позиция последнего в разгоревшемся прошлым летом конфликте между канцлером и министром внутренних дел, а по совместительству экс-главой ХСС Хорстом Зеехофером по вопросу миграции. Ультиматум Зеехофера закрыть границы для мигрантов или принять его отставку, грозящую распадом правящей «большой коалиции», поставил Меркель в очень сложное положение.

При этом она была особенно заинтересована в том, чтобы заручиться поддержкой со стороны однопартийцев Зеехофера. И нашла ее в лице Вебера, который, будучи заместителем председателя ХСС, не просто занял более умеренную позицию, но и продемонстрировал альтернативный Зеехоферу взгляд на «больной» для Германии и лично для Меркель «миграционный вопрос».

Впрочем, не только желанием оказать «ответную услугу» и видеть во главе ЕК соотечественника спустя полвека (последним немцем, возглавлявшим ЕК, в 1960-х годах был Вальтер Хальштейн) обусловлен интерес Меркель к Веберу. В данном случае она может преследовать вполне прагматичные цели. Например, претворить в жизнь свои идеи по реформированию Европейского союза, в последние годы переживающего немало кризисов.  Одной из таких идей является проект так называемой Европы двух скоростей, предполагающий дальнейшее развитие ЕС как интеграционного образования на основе выделения «ядра» (преимущественно «старожилов» из числа западноевропейских стран) и «периферии» (государств Центральной и Восточной Европы, а также стран, испытывающих экономические проблемы). По мнению экспертов, его реализация начнется после завершения процесса брекзита (если в конечном итоге он все же состоится) и будет проходить по двум направлениям – обеспечение большей внутренней «автономности» и снижение рисков дальнейшей дезинтеграции.

Для решения этих задач Меркель, де-факто давно являющейся лидером ЕС, во главе ЕК потребуется «свой человек» с проевропейской (читай: промеркелевской) позицией. На эту роль как нельзя лучше подходит Вебер, обладающий не только большим европейским опытом, развитыми медиаторскими способностями, но и уже проявляющий определенные амбиции в качестве будущего главы ЕК (критика Италии за решение о присоединении к китайской инициативе «Один пояс – один путь», жесткая позиция в отношении газопровода «Северный поток – 2»).

Впрочем, остается большим вопросом, насколько его шансы возглавить ЕК действительно велики. Ведь на пути к данной цели достаточно много препятствий. И это не только результаты выборов в Европарламент, а также налаживание диалога с другими политическими силами, но и позиция Европейского Совета – основного политического органа ЕС, который согласовывает кандидатуру главы ЕК.

И в последнем случае у Вебера может возникнуть немало проблем. Речь идет не только о том, что Евросовет, объединяющий действующих глав государств и правительств, традиционно предпочитает выбирать председателей ЕК среди «своих» (и норма Лиссабонского договора здесь вовсе не указ), но и о том, что ряд членов (например, Вышеградская группа) может выступать против кандидатуры Вебера, вполне резонно опасаясь усиления и без того значительного влияния Германии в ЕС.

Если это произойдет, интересно будет посмотреть, что предпримет Меркель и удастся ли ей в конечном итоге «продавить» своего кандидата на пост главы ЕК. Именно это позволит оценить нынешний политический вес канцлера ФРГ.

Что же касается Вебера, то даже в случае неудачи у него останутся шансы получить «утешительный приз» – пост спикера Европарламента. Для бывшей политической темной лошадки тоже вполне неплохо. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий