Почему государство вдруг оказалось в долгу у народа

Фото Sefa Karacan/Anadolu Agency/Getty Images

Рост скепсиса в отношении государства и выполнения им своих обещаний подтверждается свежим опросом Левада-Центра. Как выяснили социологи, лишь 20% граждан считают, что государство «в полной мере» или «по большей части» выполняет свои обязательства перед ними. 44% придерживаются прямо противоположной точки зрения. Лишь 5% согласились с тем, что государство дало им все, следовательно, от него больше ничего не нужно требовать.

Возможно, самый любопытный показатель – доля респондентов, сказавших, что государство «дало им немало, но можно требовать и большего». Сейчас таковых 26%. Это и есть симптом той самой «левой болезни», от которой страдают российское общество, политика и экономика. Ориентация власти на зависимый электорат, наращивание социальных обязательств – все это не успокаивает граждан. Напротив, их аппетиты и запросы растут. Удовлетворять эти запросы должно, по их мнению, государство.

Впрочем, болезнь проявилась вовсе не в последние месяцы, после объявления о пенсионной реформе. Левада-Центр проводит такой опрос почти каждый год, и доля тех, кто признает заботу государства, но хочет большего, не опускалась ниже 22% с 2010 года. В 2013 году она составила те же 26%, что и сейчас, а ведь это было за год до украинских событий, Крыма, Донбасса, санкций, контрсанкций, падения цен на нефть и последовавшего за ними затягивания поясов перед лицом «западной угрозы». Неудовлетворенный левый запрос обозначался уже тогда.

Власть едва ли не знала об этом. Она следит за данными социологических исследований и наверняка подмечает тенденции. Если при таком раскладе она решилась запустить непопулярные реформы и согласилась на понижение рейтинга, значит, денег на то, чтобы наращивать социальные обязательства и дальше (а при «левой болезни» требуется именно это), просто нет. Эти деньги нужно добыть.

Одновременно кажется очевидным, что идти на президентские выборы, обещая народу новые испытания, было нельзя. В очередной раз, как и в 2014 году, сработали ставка на внешнюю политику и эксплуатация образа осажденной крепости. По всей видимости, власть посчитала, что лучше израсходовать кредит доверия после выборов, а не окрылять оппозицию уже во время кампании. Тем не менее аппетиты общества никуда не делись, и теперь власть столкнулась с неудовлетворенной левизной уже не гипотетически, а практически. Еще не завершенная история с «газовым флешмобом» депутатов – тому пример.

24% граждан в беседе с социологами заявили, что «должны заставить государство служить их интересам». Таким высоким этот показатель не был с 2011–2013 годов. Тогда он достигал и 30%, но то было время расцвета протестного движения, «белых лент», подъема несистемной оппозиции. Интересы, службе которым предполагалось подчинить государство, в те годы были совершенно разнообразные. Сейчас главный, наиболее отчетливо выраженный интерес – восстановление ощущаемого уровня социальных гарантий. Если денег на это у государства не хватает, значит, нужно забрать их у тех, для кого они «лишние». Левая логика выглядит примерно так и не меняется десятилетиями.

Соцопросы такого рода заставляют задумываться о том, как российские граждане в целом воспринимают государство, насколько современны их представления о нем. Многое указывает на то, что эти представления традиционно-архаичны. Государство воспринимается как элита, априори обладающая властью. Этой элите нужно подчиняться, но с ней же можно договориться. Современное понимание, в свою очередь, сводится к тому, что государство – продолжение общества. И договаривается общество с самим собой. Следовательно, и левые аппетиты в конечном итоге удовлетворяет за свой счет. Однако действующая власть в спокойные годы не пыталась подтолкнуть общество к такому пониманию вещей.               

Источник: ng.ru

Добавить комментарий