За выступления на митингах не по теме накажут арестом

Координатору «Открытой России» Сергею Урбану вменяют повторное нарушение порядка проведения массового мероприятия за то, что он не вывел с митинга самого себя. Фото со страницы «ПАРНАС в Удмуртии» в «ВКонтакте»

Координатора «Открытой России» (ОР) Сергея Урбана в Удмуртии обвиняют в том, что в ходе согласованной акции памяти Бориса Немцова он нарушил ее заранее заявленную тему и высказался о социальной политике и действиях силовых структур. Активисту грозит статья Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), предполагающая до 30 суток ареста. В принципе это можно рассматривать как прецедент, который в дальнейшем может получить широкое распространение. Эксперты не исключили, что затем такая правоприменительная практика, как это уже бывало, может быть закреплена и в законе.

По итогам акции 24 февраля в память о Немцове, которая в Ижевске прошла в виде согласованного с властями пикета, на Урбана был составлен протокол об административном правонарушении. Правозащита ОР особо отметила, что обвинение активисту предъявлено за организацию и проведение именно согласованной акции.

В протоколе, который имеется в распоряжении «НГ», указано, что Урбан «допустил изменение целей публичного мероприятия» на «привлечение внимания к фактам негуманных действий сотрудников правоохранительных органов, критику уголовного преследования по ст. 284.1 УК РФ (деятельность нежелательной организации. – «НГ»), критику правоохранительных органов РФ, критику законодательной и исполнительной власти».

В этом документе также отмечено, что координатор ОР озвучил на акции памяти Немцова ряд вопросов по социальной и экономической политике, а также «проявил свое бездействие, выразившееся в неистребовании от участников публичного мероприятия соблюдения регламента, а именно целей уведомления». Это и квалифицировано правоохранительными органами как административное правонарушение.

Дело в отношении активиста 1 марта было передано в суд для рассмотрения по существу. Впрочем, пока судья Индустриального райсуда Ижевска Вера Суворова отложила процесс до 7 марта. «В суде я заявил ходатайство об отложении заседания, так как не был ознакомлен с материалами дела», – сообщил сам Урбан. «Свою вину я не признаю. Акцию мы действительно проводили в память об убитом политике Борисе Немцове. Но вопросы социальной политики и экономики, а также произвол во власти не могут не пересекаться с именем Немцова. Предъявленное мне обвинение, я считаю, не имеет законных оснований», – подчеркнул он.

Так как ранее активист уже привлекался по ст. 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичного мероприятия) за встречу с Алексеем Навальным в ноябре 2017 года, то теперь ему как совершившему повторное правонарушение грозит до 30 суток ареста.

Как сообщила «НГ» пресс-секретарь ОР Наталья Грязневич, хотя суды проходят постоянно, но «такие бредовые не так часто происходят». Обычно суть претензий правоохранителей более прозрачна. Например, недавно в Краснодаре координатор Яна Антонова выложила в Сети видео о нехватке школ – и ее осудили по ст. 20.33 (осуществление деятельности нежелательной организации), назначив штраф в 15 тыс. руб. А потом, отметила Грязневич, стали привлекать к ответственности уже тех людей, кто этим видео поделился. Петербургский координатор Дмитрий Скурихин принял участие в «Марше материнского гнева» 10 февраля, после чего через несколько дней он был задержан и затем получил трое суток ареста по ст. 20.2 КоАП.

За проведение согласованного с властями пикета
активистов «Открытой России» все равно поведут
в суд. Фото со страницы «Открытая Россия.
Удмуртия» в Facebook

Грязневич подчеркнула, что Скурихина наказали избирательно – и такие случаи случаются в последнее время все чаще. «Просто раскрутили машину репрессий, она едет и не смотрит, законно оппозиционеры выходят на митинг или нет. И любой гражданин, осмелившийся выйти на митинг, по мнению наших властей, – это оппозиционер», – заявила она. В ОР настаивают, что по Конституции и смыслу закона о митингах разгонять их или наказывать за них после согласования власти в принципе не имеют права. И активист ОР Яков Григорьев это доказал, выиграв недавно дело в Европейском суде по правам человека ЕСПЧ по своей жалобе о прекращении одной из акций. «Конечно, у нас нет прецедентного права, но сам факт такого выигрыша должен напомнить людям о незаконности таких действий полиции, как разгон акций, штрафы за превышение численности, отъем плакатов и арест активистов», – подчеркнула пресс-секретарь ОР.

Напомним, что действительно ранее достаточно много полицейских приемов из правоприменительной практики перешло в разряд законодательных норм. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на текст закона о митингах, а главное, на ту же самую ст. 20.2 КоАП. Например, в ней есть только что введенный, но уже применяемый пункт 1.1 о вовлечении в акции несовершеннолетних. А в пункте 3 говорится как раз о штрафах за превышение численности участников митинга по сравнению с предварительно заявленной. Есть там и пункт 5, предусматривающий отдельные наказания для этих участников, и пункт 6.1, карающий за несанкционированные акции, которые помешали пешеходам, транспорту и т.д. Есть в этой статье, наконец, и пункт 8 за повторное нарушение вышеназванных норм, который как раз и преусматривает арест до 30 суток.

Координатор Правозащиты ОР Алексей Прянишников рассказал «НГ», что такие же дела, как у Урбана, уже бывали. Например, в прошлом году 13 мая на проспекте Сахарова в Москве прошла акция в защиту Интернета. После нее было задержано около двух десятков активистов анархического движения «Черный блок» за несоответствие лозунгов заявленной теме мероприятия – они поминали президента и кричали речевки под барабан. По его словам, с прошлого года это наказание стало распространенным в регионах. Прянишников напомнил, что на митингах уже давно действует предварительная цензура, когда у организаторов отбирают плакаты и флаги еще на входе. «Видимо, с ростом протестов эта цензура перекинулась и на сами мероприятия», – пояснил он.

«Не исключено, что правоприменительная практика потом перейдет в закон, потому что наказание за несоответствие целям акции плакатов и лозунгов конкретно в статье 20.2 не прописано», – не исключил координатор Правозащиты ОР. В Европе же ничего подобного нет, отметил он: «Я был в прошлом году на митинге Евгении Чириковой в Берлине у Бранденбургских ворот. Полицейские убедились, что никакого оружия нет, что акция мирная, – и ушли. А у нас в законе уведомительный порядок проведения митингов, но по факту он разрешительный, а это признак полицейского государства», – заявил «НГ» Прянишников.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев отметил, что «дело Урбана» – странное: «Люди собрались почтить память не писателя или балерины, а политика, у которого были свои политические взгляды, так что странно обвинять людей в скандировании политических лозунгов. Сам Немцов наверняка согласился бы с их оценками и лозунгами». По словам эксперта, пока не ясно, что это – перегибы на местах или общефедеральный тренд. «Но даже если местный суд работает вне телефонного права и полицейские не получали указания сверху, то в любом случае это прецедент, что силовики считают возможным цензурировать подобные акции. И по мере того, как социальное самочувствие будет ухудшаться и рейтинг власти падать, правоохранители и суды будут действовать все более жестко. Станет ли это вноситься в закон – время покажет», – подчеркнул Калачев. Он напомнил, что в западных странах бывают жесткие разгоны митингов и акций протеста, но, как правило, это происходит в случаях массовых беспорядков. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий